Новости Крыма

Вне закона → Криминал

04.11.2014, 11:00 Просмотров: 1503
Вне закона → Криминал
Как изменяются экспертные заключения в Бюро судмедэкспертизы
О том, что происходит в одном из самых печальных учреждений Крыма — Бюро судебно-медицинской экспертизы, «Крымский ТелеграфЪ» рассказывал не раз, начав эту тему в материале «Укрощение строптивой» (№ 218 от 8 февраля 2013 года), то есть ещё в прежнем государстве.
«Сепаратизм» в морге
За это время сменился начальник бюро, впрочем, заняв другую, также руководящую должность, в одном из отделений там же. Сменилось даже государство, и у нас теперь действуют российские законы. А вот в Бюро судмедэкспертизы, похоже, действует прежнее беззаконие.
Как рассказывают сами врачи, с присоединением Крыма к РФ у сотрудников появилась надежда на то, что их обращения и жалобы на нынешнее руководство, игнорировавшиеся при Украине, будут рассмотрены при новой власти. Но сменилось руководство Минздрава, лишились своих кресел главврачи многих лечебных учреждений, а вот в бюро ничего не меняется. Причём до такой степени, что заключения экспертов напрямую зависят от того, что прикажет им начальница. А уж она приказывать (и наказывать) очень любит: в феврале, например, приказом начальницы был уволен завотделом судмедэкспертизы трупов гражданин М. А спустя четыре месяца восстановлен в этой должности по решению суда. И уволен был потому, что писал жалобы и обращения во все мыслимые правоохранительные инстанции о фактах фальсификации экспертиз и выдачи неисследованных трупов. Причём явные признаки насильственной смерти скрывались, по указанию начальства, под видом болезни, якобы и повлекшей смерть.
Надо сказать, что обращения уволенного, а затем восстановленного завотделом не остались без внимания следственных органов РФ по Крыму, и для дачи объяснений в органы был вызван непосредственно эксперт, проводивший одну из спорных экспертиз. Перед его визитом к следователю начальница вызвала к себе эксперта, обвинила в том, что он тоже причастен к этой жалобе, и потребовала «сказать правду». Затем, потерпев эксперта после беседы с правоохранителями на работе несколько дней, уволила его как совместителя.
Дошло до того, что начальница оскорбляет сотрудников и хамит им так часто и много, что в её кабинет некоторые эксперты заходят исключительно с включённым диктофоном (и она об этом знает). А некоторым она и сама рекомендует входить в кабинет с... адвокатом.
Однажды эксперт проводила вскрытие тела гражданина, а в зал вошёл ранее уволенный и восстановленный завотделом М. Тут же на пороге появилась начальница, потребовавшая «прекратить... сепаратистские собрания».
Эксперт, «нацеленный на убийство»
Кстати, когда начальство «настоятельно требует» переписать заключение эксперта, доктора предпочитают уходить на больничный, чтобы не «рисовать» заведомую неправду — ответственность эксперта за дачу ложных показаний никто не отменял. Так, к одному из нелюбимых руководством докторов попадает тело юной гражданки Н., доставленное из больницы, где ей пытались оказывать помощь. Диагноз печальный: «закрытая тупая травма живота, три кровоизлияния в мягкие ткани, разрыв селезёнки, внутреннее кровотечение, кровопотеря». Механизм образования повреждений — три травматических воздействия тупым предметом в область живота. А тут и подозреваемый муж дал признательные показания: три удара обухом топора в живот. Но через месяц под чьим-то воздействием изменил показания, и начальник поставил перед экспертом задачу: мол, нанёс он только один смертельный удар, а остальные нужно оценивать отдельно. Чтобы не спорить с начальником, не согласная с таким выводом эксперт ушла на больничный, нужное заключение оформили другие сотрудники. А реальный убийца стал убийцей «по неосторожности», вышел на свободу с условным сроком. Опять же, улучшив статистику по раскрытию преступлений.
Через полгода к «неудобному» эксперту попадает на исследование тело гражданки, обнаруженное на полу в собственной квартире. На лице и теле — повреждения, кровоизлияния в мягкие ткани шеи, признаки асфиксии и отсутствие других причин смерти. Диагноз: «удушение руками, закрытие рта и носа». Но руководство такой диагноз не устроил, доктора вызвали, чтобы сообщить, что потерпевшая якобы страдала... рассеянным склерозом и в судорожном припадке упала, уткнувшись лицом в полотенце (!), так и задохнулась. Эксперту было рекомендовано запросить амбулаторную карту умершей из поликлиники, чтобы подтвердить именно этот диагноз. Врач отказалась: заболевание не имеет никакого отношения к развитию механической асфиксии. После длительной перепалки доктору всё же разрешили оставить свои выводы без изменений.
Правда, после этого была назначена комиссионная экспертиза с участием непосредственно начальства, которое и сделало выводы, что заболевание женщины могло стать причиной развития такой асфиксии от «упора лицом в мягкий предмет». И только в дополнительной экспертизе они таки признали вероятным закрытие носа и рта потерпевшей руками.
С похожими телесными повреждениями поступило на вскрытие и тело младенца — с признаками удушения руками, о чём доктор и указала в своих выводах. Но начальство запретило выдавать врачебное свидетельство о смерти ребёнка родственникам, а провело комиссионную экспертизу, придя к выводу, что не исключается возможность причинения таких повреждений... хаотичными движениями матери во время сна. Но какой же это «хаос», если шея ребёнка откровенно сдавлена и справа, и слева.
И тогда начальство решило сделать из своей подчинённой чуть ли не ненормальную — эксперт делала в экспертизах свои выводы, а руководители её рассказывали «заказчику» (то есть правоохранителям), что доктор неадекватна и «нацелена на убийство». То есть везде видит откровенный криминал. И поэтому руководство рекомендовало относиться к её выводам критически, то есть требовать после этого проведения комиссионной экспертизы с участием самих руководителей. А уж они выводы эксперта «расширяли» нужным им образом или меняли в нужную им сторону. Особенно это касалось (и касается) экспертиз в случаях убийств или телесных повреждений без установления лиц, которые эти травмы нанесли. В таких «спорных» случаях убийство представлялось вроде как естественной смертью пострадавшего.
Сегодня этими случаями занимается Следственный комитет РФ по Крыму, но как-то уж очень медленно. Наверное, с большим вниманием изучают переделанные выводы экспертиз, а их за прошедшие годы накопилось ой как много. Ванда ЯЗВИЦКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 303 от 31 октября 2014 года
Еще статьи:
Укрощение строптивой«Убийственный» экспертПохоронный прейскурантСудэксперты знают всёУбийство, которого не было?
Раздел:
Календарь
< Август Сентябрь, 2018 Октябрь 
пн вт ср чт пт сб вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 1920212223
242526